lmlyalin@gmail.com
Новости
В рубрику "Вредные" советы добавлена новая статья
В рубрику "Вредные" советы добавлена новая статья: Энциклопедия заблуждений: Прокурор всегда прав?
В рубрику "Вредные" советы добавлена новая статья
В рубрику "Вредные" советы добавлена новая статья - Энциклопедия заблуждений: Переговоры- формальность?
В рубрику "События" добавлена новая статья
В рубрику "События" добавлена новая статья "ЦОП «Бизнес против коррупции» 17.08.2018"
В рубрику "Вредные" советы добавлена новая статья
В рубрику "Вредные" советы добавлена новая статья - Энциклопедия заблуждений:Всегда ли можно заменить административный штраф субъектам малого и среднего предпринимательства?

 

В рубрику "Преподавание, семинары, конференции" добавлена новая статья

2013 год. Научно-практическая конференция «Актуальные проблемы административно-правовой и ...

Главная » Преподавание, конференции, семинары » Научно-практическая конференция «Актуальные проблемы административно-правовой и оперативно-разыскной деятельности ОВД в современных условиях».

В прошлом году я уже участвовал в подобном мероприятии, о чем писал здесь.

20 марта 2013 года в Московском областном филиале Московского университета МВД России проведена межведомственная научно-практическая конференция «Актуальные проблемы административно-правовой и оперативно-разыскной деятельности ОВД в современных условиях». 

            Организатор данного мероприятия – кафедра административного права и оперативно-разыскной деятельности ОВД.

Конференция проводилась при участии представителей Всероссийского института повышения квалификации сотрудников МВД России, Московского университета МВД России, Голицынского пограничного института ФСБ России, Отдела по Рузскому району ГУ МВД России по Московской области, Отдела по Можайскому району ГУ МВД России по Московской области, Центра профессиональной подготовки ГИБДД ГУ МВД России по Московской области, адвокатского кабинета Адвокатской палаты Московской области, а также курсантов, слушателей, студентов вузов и слушателей Центра профессиональной подготовки ГИБДД ГУ МВД России по Московской области.

mail.google.com

mail.google.com 5

mail.google.com 4

mail.google.com 2

mail.google.com 1

Тест моего доклада

О некоторых проблемах межотраслевой преюдиции в УПК РФ.

Вопрос о межотраслевой преюдиции приобрел в последнее время актуальный характер. Арбитражно-процессуальное законодательство развивается, чтобы успеть за потребностями производительных сил общества. Динамика изменений касается вопросов субъектов арбитражного процесса, закрепления доказательств. В АПК РФ введена специальная глава посвященная корпоративным спорам. В тоже время, правоотношения в сфере уголовного и уголовно-процессуального законодательства также нуждаются в постоянной динамике, с учетом  развития гражданского общества, предпринимательства.

В Постановлении Правительства РФ от 27 декабря 2012 г. N 1406 "О федеральной целевой программе "Развитие судебной системы России на 2013 - 2020 годы" указывается, что в целях реализации указов Президента Российской Федерации от 7 мая 2012 г. N 596 "О долгосрочной государственной экономической политике" и от 7 мая 2012 г. N 601 "Об  основных направлениях совершенствования системы государственного управления" необходимо внесение в законодательство Российской Федерации изменений, предусматривающих уточнение подведомственности судов общей юрисдикции и арбитражных судов по экономическим делам в целях исключения возможности решения хозяйственного спора посредством уголовного преследования.

Примером либерализации законодательства могут служить  ч.1.1. ст.108 УПК РФ, в которой прямо указано, что заключение под стражу в качестве меры пресечения не может быть применено в отношении подозреваемого или обвиняемого в совершении преступлений, предусмотренных статьями 159 - 159.6, 160, 165, если эти преступления совершены в сфере предпринимательской деятельности, а также статьями 171 - 174, 174.1, 176 - 178, 180 - 183, 185 - 185.4, 190 - 199.2 Уголовного кодекса Российской Федерации, при отсутствии обстоятельств, указанных в пунктах 1 - 4 части первой настоящей статьи., существенное изменения статей о мошенничестве, уклонении от налогов.

 

Тем не менее, до сих пор не преодолена практика вмешательства сотрудников правоохранительных органов в споры хозяйствующих субъектов, необоснованного возбуждения уголовных дел в интересах одной из спорящих сторон, игнорирования  или произвольного толкование судебных актов судов арбитражных судов, судов общей юрисдикции, в том числе, положений ст. 90 УПК РФ «Преюдиция.»:

«Обстоятельства, установленные вступившим в законную силу приговором либо иным вступившим в законную силу решением суда, принятым в рамках гражданского, арбитражного или административного судопроизводства, признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки; при этом такие приговор или решение не могут предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле.»

В переводе с латыни "praejudicialis" означает "относящийся к предыдущему судебному решению". Факты, имеющие преюдициальное значение, не подлежат доказыванию (оспариванию).

В данном случае речь идет о сложном вопросе межотраслевой преюдиции, который, зачастую, разрешается сотрудниками правоохранительных органов либо неквалифицированно, либо с «заинтересованностью».

Наиболее часто преследование руководителей и участников хозяйственных обществ необоснованно преследуют за совершение мошенничества по ч.4 ст.159 УК РФ.

Можно привести примеры таких дел, ставших предметом рассмотрения Общественного Совета Центра Общественных процедур «Бизнес против коррупции» (ЦОП БПК) ( по профессиональным и этическим соображениям реальные фигуранты и некоторые детали не указываются):

  1. В ноябре 2011 года ООО «С» (Общество) приобрело объекты недвижимого имущества у ЗАО «Л». Цена сделки составила 1________ рублей, в том числе НДС в размере 1___________ рубль. 

Налоговый вычет на сумму НДС, уплаченную в связи с приобретением недвижимости, заявлен Обществом в декларации по налогу на добавленную стоимость за 4-й квартал 2010 года (Декларация). У Общества возникло право требовать возмещения НДС из бюджета.         По результатам камеральной налоговой проверки Обществу было отказано в вычете НДС Основанием для отказа в применении вычета и возмещении налога стал вывод Инспекции о том, что единственной целью сделки по приобретению недвижимости у ЗАО «Лето» было искусственное создание условий для возмещения НДС из бюджета.                 Решение налогового органа, которым Обществу было отказано в применении вычетов по НДС и возмещении было обжаловано Обществом в судебном порядке. Арбитражный суд  в декабре 2011 года признал решение налогового органа незаконным. Решение арбитражного суда первой инстанции было оставлено без изменения постановлением ФАС ____Округа.                                                                                            В отношении руководства ООО было возбуждено уголовное дело. Основанием для возбуждения уголовного дела и принятия его к производству стал вывод следствия о том, что неустановленное лицо из числа руководителей и учредителей Общества включило в налоговую Декларацию заведомо ложные сведения об операциях с ЗАО «Л», в связи с чем в нарушение правил налогового законодательства, а именно ст. 171 п. 1-2 и ст. 172 п. 2 Налогового Кодекса РФ, необоснованно получило сумму возмещения из бюджета. При возбуждении уголовного дела следствием не было учтено, что право Общества на применение налогового вычет и возмещение суммы НДС признано арбитражными судами всех уровней  законным и обоснованным. Решение арбитражного суда вступило в силу до вынесения постановления о возбуждении уголовного дела. Однако, следствие не только не приняло во внимание установленные арбитражным судом и подтверждающие законность применения Обществом налоговых вычетов обстоятельства, но и не привело аргументов каких-либо в пользу того, почему судебное решение не принималось во внимание при возбуждении уголовного дела по ч. 4 ст. 159 Уголовного Кодекса РФ. То есть, во-первых, допущена квалификация деяния, совершенного в налоговой сфере, по иной статье уголовного закона. Каких-либо доказательств, свидетельствующих о том, что Общество или ЗАО «Лето» уклонялись от уплаты налога или имели такое намерение, следствием не представлено.   Во-вторых, у следствия отсутствуют юридически значимые основания для возбуждения уголовного дела и уголовного преследования учредителей и/или руководителей Общества как по ст. 199, так и по ст. 159 УК РФ.

2. «Р», являясь соучредителем совместно с гр. К, а также генеральным директором ООО «В», продал третьим лицам недвижимость Общества. Так как сделка являлась крупной и с заинтересованностью, она должна быть одобрена на общем собрании участников Общества. Такое одобрение было отражено в протоколе №2. Участник Общества гр. К обратился в арбитражный суд., указав, что он не одобрял заключение спорного договора,  протокол общего собрания участников № 2, где содержится его подпись, является поддельным. Таким образом, договор купли-продажи недвижимости является недействительным. В результате совершения оспариваемой сделки убытки истца как участника Общества выражаются в неполучении им доходов от деятельности ООО «В».                                                                                                         Арбитражные суды отказали «К» во всех исковых требованиях, указав, что спорная сделка готовилась сторонами за год до совершения;  Сторонами, в том числе «К» был подписан протокол общего собрания ООО «В» №1 об одобрении спорной сделки; Протокол Общего собрания учредителей ООО «РВС» №13 от 16.06.2010 об одобрении сделки является подлинным и подпись Казеева в нем выполнена «К»; для  «К» в результате исполнения спорной сделки не наступило отрицательных имущественных последствий.                                             Тем не менее, правоохранительными органами возбуждено уголовное дело по ч.4 ст.159 УК РФ (приостановлено в связи «с невозможностью установить лицо, привлекаемое к уголовной ответственности»), однако  из него выделено уголовное дело по статье 303 УК РФ – фальсификация доказательств (вышеуказанного Протокола № 2 общего собрания участников). Отказ в признании преюдиции актов арбитражных судов обоснован следователем следующим доводом: Согласно Постановлению Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. N 30-П
признание при рассмотрении уголовного дела преюдициального значения фактических обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, не может препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства; фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения дела по существу в порядке гражданского судопроизводства, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в том числе на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе.           Однако, отказ правоохранительных органов от признания в силу ст. 90 УПК РФ преюдиции решений арбитражных судов со ссылкой на Постановление  Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г. N 30-П в конкретном случае необоснованна. В самом тексте приводимой в обвинительном заключении ссылки следователя на вышеназванное Постановление  содержится указание на то, что фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения дела по существу в порядке гражданского судопроизводства, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в том числе на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе. Как указано выше, в данной ситуации фактические обстоятельства являлись основанием для разрешения спора по существу в порядке гражданского судопроизводства. Доказательства, которые перепроверяет следствие,  исследованы судом в арбитражном процессе.

Из вышеназванных примеров очевидна необходимость введения законодателем новых регуляторов, которые бы позволили установить правовую определенность в институте преюдиции между арбитражным и уголовным процессом. Сама суть уголовного процесса состоит именно в невозможности «произвольного усмотрения», в широком смысле слова, следователем, прокурором, судьей.

Частично, решению вышеназванных правовых межотраслевых  противоречий посвящено Определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2008 г. N 193-О-П
"По жалобе гражданина Суринова Татевоса Романовича на нарушение его конституционных прав статьей 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации". В нем указано, что Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации устанавливает более строгие требования именно к доказыванию виновности лица, поскольку презумпция невиновности диктует признание судом всех фактов, свидетельствующих в пользу обвиняемого, - пока они не опровергнуты стороной обвинения в должной процессуальной форме. Что касается фактических обстоятельств, которые рассмотрены и установлены в судебных актах арбитражного суда, осуществляющего гражданское судопроизводство в соответствии с компетенцией, определенной Конституцией Российской Федерации и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации, то его выводы относительно этих обстоятельств, если ими, по существу, предрешается вопрос о виновности или невиновности лица в ходе уголовного судопроизводства, подлежат исследованию и оценке в соответствии с общими принципами доказывания, закрепленными в статье 49 Конституции Российской Федерации, при том, что подтвержденные арбитражным судом обстоятельства, свидетельствующие в пользу обвиняемого, могут быть отвергнуты лишь после того, как вступивший в законную силу исполняемый судебный акт арбитражного суда будет аннулирован в предусмотренных для этого процедурах. Иное не соответствовало бы Конституции Российской Федерации и установленным на ее основании уголовно-процессуальным законодательством правилам доказывания.

Таким образом, статья 90 УПК Российской Федерации не предполагает возможность при разрешении уголовного дела не принимать во внимание обстоятельства, установленные не отмененными решениями арбитражного суда по гражданскому делу, которые вступили в законную силу, пока они не опровергнуты стороной обвинения.                                                                                               Еще более сложная правовая позиция  разрешения проблемы межотраслевой преюдиции содержится в  Постановлении Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2011 г.N 30-П "По делу о проверке конституционности положений статьи 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой граждан В.Д. Власенко и Е.А. Власенко", в котором отражено несколько новых моментов:

… по смыслу статьи 90 УПК Российской Федерации в системе норм процессуального законодательства, обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным решением, которым завершено рассмотрение дела по существу в рамках любого вида судопроизводства, имеют преюдициальное значение для суда, прокурора, следователя или дознавателя по уголовному делу в отношении лица, правовое положение которого уже определено ранее вынесенным судебным актом по другому делу. В силу объективных и субъективных пределов действия законной силы судебного решения для органов, осуществляющих уголовное судопроизводство, не могут являться обязательными обстоятельства, установленные судебными актами других судов, если этими актами дело по существу не было разрешено или если они касались таких фактов, фигурировавших в гражданском судопроизводстве, которые не являлись предметом рассмотрения и потому не могут быть признаны установленными вынесенным по его результатам судебным актом.

Обстоятельства фальсификации доказательств как уголовно наказуемого деяния не составляют предмета доказывания по гражданскому делу. Данные фактические обстоятельства выходят за рамки объективных пределов законной силы судебного решения, вынесенного в гражданском судопроизводстве, и составляют предмет доказывания по уголовному делу, возбужденному по признакам соответствующего преступления, предусмотренного Уголовным кодексом Российской Федерации.

В таком случае, по смыслу статьи 90 УПК Российской Федерации, для следователя и суда в уголовном судопроизводстве преюдициально установленным является факт законного перехода имущества - впредь до опровержения этого факта в ходе производства по уголовному делу, возбужденному по признакам фальсификации доказательств, на основе приговора по которому впоследствии может быть опровергнута и его прежняя правовая оценка судом в гражданском процессе, а именно как законного приобретения права собственности; соответственно, следователь не может и не должен обращаться к вопросу, составлявшему предмет доказывания по гражданскому делу, - о законности перехода права собственности, он оценивает лишь наличие признаков фальсификации доказательств (включая доказательства, не рассматривавшиеся судом по гражданскому делу) в связи с возбуждением уголовного дела по данному факту.

Следовательно, в уголовно-правовых процедурах исследуется вопрос, не входивший в предмет доказывания по гражданскому делу, - о фальсификации доказательств именно как уголовно наказуемом деянии, которая в случае ее установления может явиться основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения по гражданскому делу.

До тех пор пока в ходе уголовного процесса факт фальсификации доказательств и виновность лица в этом преступлении не будут установлены на основе не вызывающих сомнения обстоятельств, решение по гражданскому делу должно толковаться в пользу собственника имущества, поскольку одним только предположением о фальсификации доказательств нельзя опровергнуть законность перехода права собственности. И даже подтверждения факта фальсификации доказательств может оказаться недостаточно для пересмотра решения по гражданскому делу, если другие установленные в гражданском процессе данные позволяют признать переход права собственности законным несмотря на факт фальсификации.

… Опровержение же преюдиции судебного акта, принятого в порядке гражданского судопроизводства, на основании одного лишь несогласия следователя (или суда), осуществляющего производство по уголовному делу, с выводами данного судебного акта (как это имело место в соответствии со статьей 90 УПК Российской Федерации в прежней редакции), позволило бы преодолевать законную силу судебного решения в нарушение конституционного принципа презумпции невиновности и связанных с этим особенностей доказывания в уголовном процессе, игнорировать вытекающие из преюдиции обоснованные сомнения в виновности лица (если решение по гражданскому делу говорит в пользу его невиновности).

Отказ дознавателя, следователя или прокурора, осуществляющих уголовное судопроизводство, от признания действия преюдициальности как свойства законной силы судебного решения, принятого в порядке гражданского судопроизводства, означал бы также, по смыслу правовой позиции, изложенной в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 17 марта 2009 года N 5-П, преодоление вступивших в законную силу судебных решений административными органами, что не соответствует самой природе правосудия, которое осуществляется только судом, и конституционным принципам самостоятельности судебной власти и независимости суда.

 

Однако, споры, после опубликования указанных судебных актов не утихли. Сторонники приоритета уголовного процесса, нашли подтверждение своих доводов. Сторонники либерализации-своих. Типичный взгляд  «обвинителя»:

- Статья 90 УПК Российской Федерации не может рассматриваться как препятствующая расследованию подлога, фальсификации доказательств или другого преступления против правосудия, совершенного кем-либо из участников процесса (судьей, стороной, свидетелем и др.), и, соответственно, привлечению к уголовной ответственности лиц, участвующих в гражданском деле, за совершенные ими преступления, связанные с его рассмотрением и разрешением.

- фактические обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, сами по себе не предопределяют выводы суда о виновности обвиняемого по уголовному делу, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, включая не исследованные при разбирательстве гражданского дела доказательства, подлежащие рассмотрению в установленных уголовно-процессуальным законом процедурах, что в дальнейшем может повлечь пересмотр гражданского дела по вновь открывшимся обстоятельствам;

- признание при рассмотрении уголовного дела преюдициального значения фактических обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом, разрешившим дело по существу в порядке гражданского судопроизводства, не может препятствовать рассмотрению уголовного дела на основе принципа презумпции невиновности лица, обвиняемого в совершении преступления, которая может быть опровергнута только посредством процедур, предусмотренных уголовно-процессуальным законом, и только в рамках уголовного судопроизводства;

- фактические обстоятельства, не являвшиеся основанием для разрешения дела по существу в порядке гражданского судопроизводства, при наличии в них признаков состава преступления против правосудия подлежат проверке на всех стадиях уголовного судопроизводства, включая возбуждение и расследование уголовного дела, в т.ч. на основе доказательств, не исследованных ранее судом в гражданском или арбитражном процессе.

С другой стороны, известный правовед, бывший член Конституционного Суда РФ Т.Г. Морщакова, комментируя данное  Определение Конституционного Суда РФ указывает: "Конституционному Суду приходится объяснять основы юридической грамотности: пока в уголовном процессе сомнения в виновности не опровергнуты (а они не опровергнуты, если есть решения компетентных в этих вопросах арбитражных и гражданских судов, подтверждающих правомерность действий), выносить обвинительный приговор нельзя. Но до сих пор органы уголовного судопроизводства считают, что они вовсе не обязаны разрешать такого рода сомнения и все эти решения можно отбросить.Это абсолютное опровержение силы судебных решений, причем решений принятых в высших инстанциях…» (Новая Адвокатская газета. 2008. N 22).   Сторонники «преюдиции» акцентируют свою позицию на выводах суда о том, что у каждого из видов судопроизводств есть свой предмет доказывания, и путать их ни в коем случае нельзя. В уголовно-правовых процедурах исследуется только тот вопрос вопрос, который не входил в предмет доказывания по гражданскому делу.  В частности,  о фальсификации доказательств именно как уголовно наказуемом деянии. Если совершение этого преступления будет доказано и постановлен обвинительный приговор, то это может послужить основанием для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам решения по гражданскому делу. Однако, следователь не может и не должен обращаться к вопросу, составлявшему предмет доказывания по гражданскому делу, например, о законности перехода права собственности.

С указанной точкой зрения нельзя не согласиться, так как сам Конституционный суд, обратил внимание на произвольное толкование своей правовой позиции и дал пример толкование в своих последующих определениях. В частности, в Определении Конституционного Суда РФ от 22 ноября 2012 г. N 2051-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шамсутдинова Разяпа Гилязовича на нарушение его конституционных прав статьей 90 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации" разъясняется: … «В качестве единого способа опровержения (преодоления) преюдиции во всех видах судопроизводства должен признаваться пересмотр судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам, к числу оснований которого относится установление приговором суда совершенных при рассмотрении ранее оконченного дела преступлений против правосудия, включая фальсификацию доказательств. Принятые в порядке гражданского судопроизводства и вступившие в законную силу решения судов по гражданским делам не могут рассматриваться как предрешающие выводы суда при осуществлении уголовного судопроизводства о том, содержит ли деяние признаки преступления, а также о виновности обвиняемого, которые должны основываться на всей совокупности доказательств по уголовному делу, в том числе на не исследованных ранее при разбирательстве гражданского дела данных, указывающих на подлог или фальсификацию доказательств, - такого рода доказательства исследуются в процедурах, установленных уголовно-процессуальным законом, и могут в дальнейшем повлечь пересмотр гражданского дела. Следовательно, статья 90 УПК Российской Федерации не может рассматриваться как препятствующая расследованию фальсификации доказательств или другого преступления против правосудия, совершенного кем-либо из участников процесса (судьей, стороной, свидетелем и т.д.), и, соответственно, привлечению к уголовной ответственности лиц, участвующих в гражданском деле, за совершенные ими преступления, связанные с его рассмотрением и разрешением, и конституционных прав заявителя не нарушает. Таким образом, жалоба Р.Г. Шамсутдинова, как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению…» Таким образом, Конституционный суд неоднозначно дал понять сторонникам «уголовной», а не «арбитражной» преюдиции, что следователь, прокурор, суд не имеет право игнорировать и заново пересматривать факты, установленные судебными актами, а только исследовать факты фальсификации доказательств или иных действий, участников гражданского процесса, направленных против правосудия.

Из вышесказанного можно сделать вывод, что в случае ссылки субъектов гражданского процесса на фальсификацию доказательств и их проверки в рамках «данного» судебного разбирательства, вывод арбитражного (гражданского) суда о подлинности  доказательства будут иметь преюдициальное значение для  участников уголовного процесса. Таким образом, принцип преюдиции ( ст.90 УПК РФ) послужит дополнительным средством правовой защиты не только от недобросовестных и предвзятых действий следователей и суда, но и помогут добросовестной стороне в гражданско-правовом споре более эффективно отстаивать свои права в уголовном процессе. В связи с этим, считаю, что в необходимо прямое нормативное урегулирование вопроса о преюдиции в уголовном процессе. Необходимо прямо прописать в Законе, что уголовное преследование по вопросам, связанным с экономической деятельностью, преступлениям в сфере налоговых и корпоративных правонарушений, может осуществляться только после рассмотрения  соответствующих конфликтных ситуаций арбитражными судом. Установленные судебным и решениями факты являются для субъектов уголовных правоотношений установленными, обязательными и не подлежащими дополнительной проверке, за исключением случаев фальсификации доказательств участниками гражданско-правовых споров и совершения ими иных преступлений против правосудия.

Научно-практическая конференция «Актуальные проблемы административно-правовой и оперативно-разыскной деятельности ОВД в современных условиях».
Устанавливая код счётчика на сайт, вы соглашаетесь со всеми условиями Пользовательского соглашения. google-site-verification: google6940346cf5f8542a.html